ГЛАВНАЯИНФО/INFOАВТОРЫГАЛЕРЕЯХРОНИКА ССЫЛКИКОНТАКТМЕДИА
КАРТА САЙТА ИСКАТЬ ПРИНТ  
НОВЫЕ ОБЛАКА ISSN 1736-518X
Электронный журнал литературы, искусства и жизни
Ежеквартальное издание, выходит с 2007 года


3-4/2011 (61-62) (30.12.2011, Таллинн, Эстония)


Карл Мартин Синиярв (1971, Таллинн / Karl Martin Sinijärv)


ХОРОШО

Кепка на башке, холодные пальцы ног,
с балкона пришли, озябли.
От выпивки глаза покрывает дымок.
Тексты корявы как грабли.

Не пойти ли мне
спать?
Не пойти ли мне есть?
Вопросы режут, как сабли.
Не пустить ли мне
кого в ширинку наблюдать,
под работу-работинку
я всю ночь-начинку
мог бы и не спать, ну да, блин?

Сон мнится.

Да ну злиться, не такая уж хорошая мысль.
У нас же Эстония и у нас же наш Долг.
Долг работать,
работать, ночи не зная, и
это национальная гордость, не страшный волк.

Умирают слабаки
а дохнут дураки!
Когда я загнусь,
сожрите моё мясо.
Приличным челове быть тоже не с руки
гражданин на заводе,
злость всего класса
испытают лузер и друзья лузера.

Золотую цепь
на шею
повесит успешный ублюдок
а самый успешный – на грудь медаль.

Вот чёрт, получается правда жаль,
что какие-то бог знает их типы
рэпуют о боге написанные ритмы
и считают себя круче всех, кто есть.

Ноль!
Дьявол!
Заканчивай свою бредо-жесть!
Деньги на спорт – народу комфорт,
небоскрёбы в море, и военный эскорт
на восточную границу!
Пушки две – голова к голове!
Поставим шесть,
чтобы не залезть
ни на одну!
Чтобы трус-пацифист-засранец
при каждой возможности, что кажется эффективной,
не становился бы гиперактивным,
засунул бы в рот свой протест против бомбы,
сам бы стал пушкой, и не стал бы торпедировать благородное мероприятие
бах!

Чтобы ни одна собака не думала, что ей-то позволено!
Да, кому тут вообще что позволено?
Заткнись, рожу вниз!
И лучше так и оставайся.

От худобы к упитанности
идёт толстосум по направлению движения экономического роста.

Хоу!

И у меня
поприбавилось
маммоны!

Вау! Тащу новый телек!
А тон
нового
телека
выкручен, он тихий, как мысль.

Капитал, мать его,
вот где он повис,
цифры везде высоки, не у нас,
нам – только вкус воображаемых яств,
мы на другие пути бросим глаз,
здесь же пусть будет и булка и тишь.
Так и есть, ишь!

Разрешим деликатным людям
в деликатном мире
деликатное молчание.

Маленькую победоносную войну
тем, кто в ней заинтересован.

Взрывы сосчитаны.
Боеприпасы не тратятся.
Может быть, вы всё ещё помните,
как оно было.

Лучше так, чем не так.
Скоро вам будет хорошо.
Очень хорошо.

Очень, очень
хорошо.


КУСТЫ ТОМАТА

У меня жена и дети
и кусты томата эти.

Кусты томата друзьям подарим.
А остальным я сам одарен.

Я так благодарен.


ВЕЛИКОМУ МАТЕМАТИКУ

О люстра, люстра, люстра в небе!
Свисаешь тяжкой ветчиной?
Ай, люстра, люстра, люстра в небе!
Твой жир сочится наливной?

Копчёное мясо купишь только на тартуском рынке.
А рыба – лишь та, что сам выловишь здесь.
Ты травку жуёшь, ты подобен скотинке,
а птица души – изнутри душу ест.

Четыре раза в час клюёт твою печень духа.
Шелест крыльев её слышит твоё ухо.
И не нужно платить ей ни пером и ни пухом.
Она и так уже сделала стройным твоё брюхо.

О люстра в небе! О духа злая птица!
Копчёное мясо купишь только на тартуском рынке!
Жуй землю, Воробей, тебе подобных лица
хочу встречать я лишь в Торговом центре новом!


ЕСЛИ ВСЁ ЭТО

За деревьями шоссе
За шоссе поле
За полем заливной луг
За заливным лугом озеро
За озером роща
За рощей лес
За лесом тропинка
За тропинкой граница

За границей земля
За землёй море
За морем камни
За камнями песок
За песком трава
За травой кусты
За кустами деревья
За деревьями шоссе


НЕТЁПЛАЯ ПОЭЗА

Холод
приходит рано утром
и кусает за нос.
Холод
говорит: давно не было времени
а теперь есть, и я здесь, я
холод.
Подбрасывать новые поленья в огонь,
сгибать фиговинку на термостате.
Холод.
Глоток согревающего в тело,
кусок сала синице, другой себе.
Холод
очищает свежесмазанные лыжи
и пытается смеяться в лицо,
холод-
но пытаешься относиться к нему,
но не можешь, потому что
холодно.
Насмешка солнца над северянином
сверкает, истощает наши глаза, сама такая
холодная
и преходящая, мило лучащаяся, но
оставляющая воспоминания о тёплых днях
холодными.


МОЛОДОЙ ПОЭТ, 2008-03-24

-нервный-
-голова внутри-
- на родине-

В уши, заложенные
от недавнего самолётного шума,
дует призрачный ветер Юлемисте,
и что-то барабанит по коже.

Так что шёл бы ты, знаешь, мужик,
в историю - - -

нерв
ны
й
д
о
ждь, , ,
,

, , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
, , , , , , , , , , , , , , , , ,

гм гм,..

…кучерявый шахид,
прямым рейсом из Тель-Авива,
по самое горлышко полный
зубной пастой MeTube
и путевыми
воспоминаниями,
с тикающей посреди тела бомбой,
высокое телесное давление
а болевой порог не так чтобы очень,
глаза искренние и
сине-чёрно-белые,
прибывает,
сочиняя стихи о фазах дадаизма:

до-дада,
дада,
последада.

Вот так.
Давайте держать язык в пунше жизни.


СНЕЖНАЯ ПЕСНЯ

Снег? Осень.
Синелётные небеса.
Ночь не хочет меня купить даже за три копейки.
Я хотел бы совершить промашку, но
только очень хорошую промашку.
Продашку, просашку, пронаташку…
Говорю в снег.

Осень.
Под Псковом стихи
сочинял много лет назад темнокожий мужчина.
(Хотел бы российскую визу, но
не дают.
Или, если дают, то на зиму.
А вот будет ли снег?)
У него было достаточно водки и храбрости.
А снега-снежка, парящего?

Такого сильного российского снега,
летящего огромными снежинками, ну
такого, в котором просто
можно заблудиться, в который можно влюбиться?

Однажды в городе Москве
я заблудился.
И опоздал на Таллинский поезд. Такси
застряло в снегу, безнадёжно, всеми колёсами, так, что не выехать,
не доехало до нужной станции метро,
а до ненужной оно уже не успело доехать.

Праздник-праздник, рублёвые простыни
за деньги отцовского друга и стаканчик горячей
плохой чайной водички (со снежно-белым рафинадом)
и снегом замело окно.

Такой снег горбачёвского времени.
В нём не умирали, в него опаздывали.

Раньше в российском снегу умирали
так, что мало не казалось.
Десятками-сотнями,
сотнями-тысячами-миллионами.
(- где миллион жизней-)
За то и показывают коммунякам печь
с деликатной усмешкой.

За то мы русских
(-холодно ли там-)
так сильно
(-не стоит спрашивать-)
и любим.

Снежная песня.





Copyright © tvz 2003-2007